ПАВЛОВ АЛЕКСЕЙ ПЕТРОВИЧ


Алексей Петрович Павлов (1854—1929) — один из крупнейших русских геологов конца XIX и начала XX веков, на протяжении 45 лет возглавлявший кафедру геологии Московского университета, родился в Москве 28 но­ября 1854 года в семье подпоручика П. А. Павлова. С ранних лет он жил в более чем скромных условиях вдвоём с матерью, с которой не расставался до своей женитьбы и к которой до конца её жизни отно­сился с исключительным уважением и любовью. Уже с детства у А. П. Павлова проявились большие художественные и музыкальные спо­собности. Он отлично рисовал и впо­следствии стал хорошим акварели­стом, особенно любившим писать картины среднерусской природы. Он обладал прекрасным голосом — баритональным басом очень приятного тембра, которым хорошо владел. Он учился пению вместе со своим товарищем по гимназии, впоследствии известным певцом Хохловым. Алексею Петровичу советовали итти на сцену, проча ему блестящую будущность на этом поприще. Он серьёзно колебался в выборе между наукой и искусством. Но любовь к науке по­ бедила, и в 1874 г. по окончании 2-й Московской классической гимна­ зии он поступил на естественное отделение физико-математического факультета Московского университета.

Среди профессоров и доцентов этого факультета было тогда много крупных русских учёных: Ф. Я^ Бредихин, А. Г. Столетов, В. В. Марковников, К.. А. Тимирязев и другие. Особенно сильное влияние на Алексея Петровича оказал профессор геологии Г. Е. Щуровский. Благодаря ему А. П. Павлов выбрал геологию своей специальностью.
Г. Е. Щуровский — интересный и самобытный учёный, блестящий лектор, талантливый популяризатор и крупный общественный деятель. Он был основателем и первым президентом Московского общества любителей естествознания, антропологии и этнографии. Годы, когда Алексей Петрович учился в университете, были годами победы дарви­низма и создания эволюционной палеонтологии, основы которой зало­жил В. О. Ковалевский. Вместе с тем это было время развития теории контракции, сыгравшей большую роль в геологии, и эпоха зарождения палеогеографии — науки, восстанавливающей физико-географические условия прошедших периодов истории Земли. Щуровский ""на своих лек­циях знакомил студентов с самыми животрепещущими вопросами науки. А. П. Павлов заинтересовался проблемами эволюционной пале­онтологии. По предложению Щуровского он принялся за кандидатское сочинение на тему «О последних исследованиях относительно семейства аммонитидов». Интерес к группе аммонитов и к вопросам генетической классификации ископаемых форм, затронутый им в этом сочинении, сохранился у А. П. Павлова на всю жизнь, и этим темам посвящен ряд его крупных работ. «Кандидатское рассуждение» А. П. Павлова удо­стоено было золотой медали.

А. П. Павлов окончил университет в 1879 г. Так как вакантной должности при кафедре геологии не было, он переехал вместе с ма­терью из Москвы в Тверь, где начал преподавать естествознание и химию в реальном училище и естествознание и географию в земской женской учительской семинарии. Молодой учитель с энтузиазмом от­дался педагогической деятельности. Он был любимым учителем в школе и принимал самое живое участие в жизни своих учеников и учениц. С большим успехом читал он в Твери публичные лекции по химии, давшие материал для его первой научно-популярной работы «Обще­доступные беседы по химии», Вместе с тем Алексей Петрович не оставлял и геологии. Он следил за её развитием, совершал экскурсии в районе Прибалтики, знакомясь с классическими обнажениями кембрия, силура, девона этой области. В декабре 1879 г. он присут­ствовал на VI съезде русских естествоиспытателей и врачей, состояв­шемся в Петербурге.
Осенью 1880 г. А. П. Павлов был приглашён в Московский уни­верситет на место хранителя геологического кабинета. В январе 1881 г. кафедру геологии после Щуровского занял В. О. Ковалевский. Близкое знакомство с В. О. Ковалевским, блестящим палеонтологом-эволюционистом, имело большое влияние на Алексея Петровича; Правда, их общение было недолгим; его прервала трагическая гибель В. О. Ковалевского. Но и это кратковременное знакомство оставило
яркий след в жизни А. П. Павлова. Классические работы Ковалевского^ по ископаемым млекопитающим возбудили у А. П. Павлова глубокий интерес к эволюции этой группы, над дальнейшим изучением которой он собирался работать.
Осенью 1882 г. он сдал магистерский экзамен и начал читать лек­ции на известных в истории русского женского образования «Лубян­ских курсах». Летом 1883 г., по предложению Российского минерало­гического общества в Петербурге, А. П. Павлов провёл геологические исследования в восточной части Симбирской губернии, на основании которых написал работу «Нижне-Волжская юра», представленную в качестве магистерской диссертации в Казанский университет.

После блестящей защиты диссертации летом 1884 г. А. П. Павлов совершил свою первую поездку за границу. Он поехал сначала в Париж, где слушал лекции проф. Годри, известного палеонтолога, спе­циалиста по млекопитающим, и познакомился с замечательными кол­лекциями третичных млекопитающих, хранившимися в парижских музеях. Много времени уделил он геологическим экскурсиям в окрестностях Парижа. Пребывание в Париже сыграло большую роль в личной жизни А. П. Павлова, так как здесь он познакомился с Марией Василь­евной Гортынской, которая также слушала лекции Грдри и других про­фессоров и готовилась к сдаче экзаменов в Сорбонне. Общее увлечение наукой сблизило молодых людей. В 1886 г. Алексей Петрович женился на Марии Васильевне и весь остальной свой жизненный путь прошёл рука об руку с нею не только как с любимой супругой, но как с другом и товарищем по работе. Во время пребывания за границей А. П. Павлов посетил область потухших вулканов Оверни, а затем — Нормандию и Вену и совершил ряд экскурсий в различных областях: Франции.
Летом 1885 г. Геологический комитет предложил А. П. Павлову продолжать работы в Поволжье и заняться составлением 10-вёрстной геологической карты 91-го и части смежного с ним 110-го листа общей геологической карты России. Для составления геологической карты ка­кого-либо района нужно прежде всего хорошо разработать стратигра­фию тех пород, тех отложений минувших эпох, которые развиты в данной местности, т. е. определить их геологический возраст, их при­надлежность к тем или другим периодам геологической истории. * Отложения какого-либо периода представляют собой определённую систему слоев. На геологических картах и наносятся условными цве­тами области распространения различных систем. Ясно, что для этого прежде всего должны быть выделены сами системы и между ними должны быть проведены чёткие границы. Принадлежность слоев к той или другой системе определяется по характеру погребённых в них организмов. Поэтому для разработки стратиграфии необходимо изуче­ние ископаемых остатков флоры и фауны, т. е. палеонтологическое ис­следование. Изучение флоры и фауны позволяет нам подразделить системы на более дробные части, а именно, на отделы, которые, в свою очередь, могут разделяться на ярусы. В пределах ярусов могут быть выделены зоны. Каждая система характеризуется комплексом типичных, так называемых руководящих, форм, которые не встречаются в других системах. Точно так же в пределах систем могут быть выделены такие руководящие формы, которые распространены только в том или другом ярусе. И, наконец, каждая зона характеризуется одной или несколькими формами, свойственными только этой зоне.
Такое выделение дробных частей в серии геологических напласто­ ваний и соответствующих им коротких отрезков геологического времени даёт возможность последовательно и точно следить за ходом геологи­ ческой истории и за изменениями физико-географических условий минувших эпох. Остатки ископаемых организмов позволяют не только
определить возраст слоев, но помогают выяснить и условия их отло­жения. Тип осадка и характер погребённых в нём организмов дают воз­можность восстанавливать физико-географические условия прошлого.

Такие палеографические реконструкции и являются одной из главных задач изучения истории Земли.
В той области Поволжья, к изучению которой А. П. Павлов при­ступил в 1883 г. и где он продолжал работать в последующие годы, развиты отложения всех систем, начиная с верхнего отдела каменно­угольной системы, относящейся к древней палеозойской эре в истории Земли. Подразделение всех развитых в Поволжье систем на ярусы и тем более на зоны в 30-х годах было ещё очень слабо разработано. Далеко не решён был и вопрос о границах между системами. Прежде чем приступить к составлению геологической карты, А. П. Павлов ре­шил поэтому разработать стратиграфию юрской системы, изучению ко­торой он уже посвятил лето 1883 г.

В результате поездки на Волгу ему удалось проследить и верх­нюю, и нижнюю границы юры, расчленить толщу юрских осадков на ярусы и зоны и выделить слои с фауной, характерной для западно­европейской зоны с аммонитом Aspidoceras acanthicum, относящейся к киммериджскому ярусу верхней юры и до того времени неизвестной в России. Кроме того, в это лето А. П. Павлов указал на существование большой дислокации (дислокацией называется нарушенное залегание слоев, являющихся результатом движений земной коры) — сброса — по^ северной окраине Жигулей. Это было первое указание на существование дислокаций в пределах русской равнины, где в те годы предполагалось повсеместно ненарушенное залегание пластов.
Полевые работы 1881 г. дали тоже очень интересные результаты. Была окончательно установлена и изучена жигулёвская дислокация и собран материал, на основании которого написана известная работа А. П. Павлова «Самарская лука и Жигули». Получены ценные данные по стратиграфии меловых отложений, впервые установлено широкое развитие в этой части Поволжья нижнетретичных или палеогеновых отложений. Собран интересный Материал по отложениям новейшего четвертичного периода истории Земли, который только начинали более серьёзно изучать в те годы.
Зиму 1885 г. А. П. Павлов посвятил подготовке своей докторской диссертации, которую он защитил в мае следующего года в Москов­ском университете. Темой для диссертации была выбрана фауна аммо­нитов той новой зоны, которую он обнаружил в юрских отложениях Поволжья. В этой работе уже ясно выражены особенности А. П. Па­влова как учёного. Он был палеонтологом в такой же мере, как и гео­логом. Как геолог-стратиграф он даёт тщательное, послойное описа­ние фауны, необходимое для разработки детальной стратиграфии. Но это описание ископаемых форм является вместе с тем основой для установления родственных связей между ними, для создания естест­венной генетической классификации, для выявления общего направ­ления эволюции данной группы. Помимо описания аммонитов и уста­новления новых видов, в диссертации рассматриваются некоторые общие вопросы эволюционной палеонтологии, а в конце работы даётся интересная, ярко набросанная картина истории юрских морей Европы и Азии.
Когда А. П. Павлов приступил к своим исследованиям в Поволжье, состояние знаний о русских юрских и меловых отложениях было очень неудовлетворительным. Неясна была граница между юрою и мелом. Самые верхние слои юры, так называемый «волжский ярус», многими относились к меловой системе. Очень мало была изучена фауна всех этих отложений. Они не были разделены на зоны и не могли быть со-, поставлены с хорошо изученными и расчленёнными отложениями Западной Европы. «Волжский ярус» с его оригинальной, не встречаю­щейся в южной и средней Европе фауной считали вообще несравни­мым ни с какими известными за пределами России отложениями.-В результате 30-летних исследований А. П. Павлова все эти вопросы были выяснены.
В 1891 г. появилась его большая работа о «спитонских глинах», составляющая эпоху в изучении русской юры и мела. Эта работа была первой попыткой детального и широкого сопоставления русских и за­падноевропейских отложений верхней юры и нижнего мела. Она ока­зала большое влияние на дальнейшее развитие исследований в этом направлении и на установление правильного взгляда на возраст волж­ских слоев, отнесённых А. П. Павловым к верхней юре.
В дальнейших работах А. П. Павлов развивает и уточняет свои сравнительно-стратиграфические исследования и сопоставления, кото­рые завершаются крупными обобщениями по истории морей верхне­ юрской и нижне-меловой эпох. В этих работах даётся величественная картина смены юрских и меловых морей на Русской равнине и в За­падной Европе с эволюцией и миграцией их фауны,- с многократным изме­нением их очертаний, Стратиграфические и палеогеографические воззрения А. П. Па­влова, касающиеся верхней юры и нижнего мела, были приняты в основ­ных западноевропейских учебниках. Работы А. П. Павлова'по верхней юре и нижнему мелу имеют не только теоретическое значение, знакомя нас с интересными страницами истории Земли. На стратиграфической базе, данной им, развернулись широкие разведочные работы на фосфориты, подчинённые юрским и меловым слоям. Особенно значительные размеры эти работы приняли после Великой Октябрьской социалистической революции.
Работы по верхней юре и нижнему мелу дали материал для ряда крупных палеонтологических монографий, в которых А. П. Павлов, не ограничивавшийся одним описанием ископаемых, рассматривает ряд общих вопросов эволюционной палеонтологии, даёт генетическую классификацию изученных групп и устанавливает в пределах этих групп генетические ряды.
А. П. Павлов заложил, кроме того, основы правильной классификации верхнемеловых и нижнетретичных слоев и поставил ряд интересных вопросов, касающихся истории верхнемелового и палеогенового моря Русской равнины.
Следующая область, в которой А. П. Павлов оставил очень яркий слеД) — это изучение отложений последнего, четвертичного периода истории Земли, наблюдения над которыми он начал вести с первых своих полевых исследований. Последние 15 лет своей жизни он почти всецело посвятил изучению истории четвертичного периода и разработке стратиграфии четвертичных отложений. Работы А. П. Павлова в этой области имеют исключительное значение. Когда он начинал свои ис­следования, представление о четвертичных отложениях как современ­ной, так и ледниковой эпох были очень смутными. Происхождение этих слоев, разделение их на типы по способу образования, стратигра­фия ледниковых отложений и история ледниковой эпохи только начи­нали разрабатываться. А. П. Павлов разделил четвертичные отло­жения на генетические типы, обозначенные особыми терминами, и выделил два новых типа — делювий и пролювий. Вместе со своими учениками он установил, что ледниковый покров трижды покрывал нашу страну. Эти холодные ледниковые эпохи, памятником которых являются отложенные льдом моренные глины с валунами, прерывались тёплыми межледниковыми эпохами, когда льды отступали, страна оде­валась покровом растительности и заселялась разнообразными живот­ными. Остатки этой флоры и фауны погребены в межледниковых отло­жениях, залегающих между моренами.
А. П. Павлов расчленил ледниковые и межледниковые отложения Русской равнины и сопоставил их с отложениями Западной Европы. М. В. Павлова изучила погребённую в этих отложениях фауну мле­копитающих, а сам А. П. Павлов — наземных и пресноводных моллюсков.
Доклады, речи и статьи А. П. Павлова по истории четвертичного периода возбуждали интерес к проблемам четвертичной геологии, да­вали новый импульс научной мысли, привлекали геологов к изучению четвертичных отложений, способствуя развитию исследований в разных направлениях.
Важной отраслью геологии является тектоника — наука о движе­ниях и дислокациях земной коры и связанных с ними процессах горообразования. Алексею Петровичу не пришлось работать в горных областях, но он сделал интересные тектонические наблюдения в преде­лах Русской равнины. А. П. Павлов тесно связывал теоретические ис­следования с вопросами практической геологии. Изучая дислокацию и геологическое строение Самарской луки, он указал на вероятную нефтеносность этого района и необходимость разведок на нефть. Его прогноз блестяще оправдался открытием «Второго Баку» советскими геологами.
Большое практическое значение имеют его работы по изучению оползней Поволжья, работы по классификации и развитию оврагов и т. д. Выделение им делювия важно в практическом отношении потому* что он является Основанием для многих зданий и сооружений и мате­ринской породой многих наших почв. Алексей Петрович сыграл немалую роль и в развитии русского почвоведения.
Лучшим памятником работы учёного является его научная школа. А. П. Павлов оставил большую школу. Среди его учеников и последо­вателей много крупных русских учёных.
Прекрасны популярные работы А. П. Павлова, художественные по форме и высоко научные и интересные по содержанию. Процессы вулканизма, явления землетрясений, горообразовательные движения земного шара, яркие картины эволюции органического мира и интерес­ные страницы истории развития геологических знаний изложены в его научно-популярных книжках, выдержавших не одно издание.
А. П. Павлов уделил особое внимание преподаванию естествозна­ния в средней школе. Он считал, что постановка среднего образова­ния — вопрос большого государственного значения. Он всегда пристально следил за жизнью школы, принимал горячее участие во всех меро­приятиях, касавшихся постановки преподавания, изменения учебных планов и программ. Он написал ряд очень ценных статей по вопросам среднего образования. Он деятельно работал в научных обществах, участвовал в съездах и конгрессах.
А. П. Павлов был деятельным членом, а затем и вице-президентом Московского общества испытателей природы, членом Совета и почёт­ным членом Московского общества любителей естествознания, антро­пологии и этнографии, а также председателем его геологического отделения, почётным членом Русского географического общества, Рос­сийского минералогического общества, Археологического общества и многих других.
Алексей Петрович Павлов
В 1905 г. он был избран членом-корреспондентом, а в 1916 г. дей­ствительным членом Российской академии наук.
1895 г. он был одним из 40 членов-корреспондентов Лондонского геологического общества, а с 1914 г.— одним из его 40 иностранных действительных членов. Во Французском геологическом обществе он был не только действительным членом, но и его вице-президентом в 1903 г. В 1926 г. он был удостоен, вместе со своей супругой, высшей награды этого общества — золотой медали имени Годри. Бельгийское общество геологии, палеонтологии и гидрогеологии избрало Алексея Петровича своим почётным членом, так же как и Мексиканское. Он был действительным членом Йоркширского философского общества, Сицилийского научного общества и ряда других. Кроме того, он при­нимал самое деятельное участие в работе международных геологиче­ских конгрессов.
Характерной чертой Алексея Петровича является его исключитель­ная любовь к науке. С любовью к науке была неразрывно связана глу­бокая любовь к природе и понимание её красоты. Чувство прекрас­ного было вообще очень сильно развито у Алексея Петровича и проявилось в самых разнообразных формах: и в его увлекательных лекциях, и в его акварельных картинах, и в исполнении музыкаль­ных произведений, и в его мастерски исполненных художественных фотографиях.
Мягкий, отзывчивый, скромный, Алексей Петрович обладал глубо­ким личным обаянием. Он привлекал людей к себе и к любимой им науке и был учителем в самом высоком смысле этого слова.
Алексей Петрович скончался 9 сентября 1929 года в Бад-Тельце, куда он поехал лечиться; В самые последние дни своей жизни он ещё находил силы знакомиться с геологией окружающей местности и инте­ресовался генезисом источников этого курорта. По словам его ученика Е. В. Милановского, «в этом сказался весь Алексей Петрович — энтузиаст науки, забывающий ради неё о себе, о своём тяжёлом состоянии, о своей опасной болезни, оказавшейся для него роковой».

2010-02-03   3173    Печать

Рекомендуем также посмотреть:

Кеплер (1332-1406) (2315)
Михаил Ломоносов (2652)
Иван Павлов (3115)
Уильям Харви (3350)
Фалес Милетский (3571)

Ключевые слова для этой статьи: